«Мы вам ничего не должны». Как в Югре власти проваливают программу расселения аварийного жилфонда

Аварийное жилье Фото: ФедералПресс

О проблемах с расселением жителей авариек в Березовском районе – в материале УралПолит.Ru.

В Березовском районе ХМАО-Югры разворачивается конфликт, иллюстрирующий одну из наиболее острых проблем депрессивного муниципалитета. Территория испытывает острый дефицит нового жилья, что предельно затрудняет реализацию программы переселения жителей из аварийного фонда. При этом на середину прошлого года в Березовском районе насчитывалось порядка 140 зданий, признанных непригодными для проживания, в том числе более 40 в административном центре. В Березово, Игриме, Саранпауле существуют целые кварталы аварийных домов, а в поселке Хулимсунт изношенность домов приближается к 90%. Невозможность предоставить нуждающимся благоустроенное жилье провоцирует скандалы и рост социальной напряженности. О проблемах с расселением жителей авариек в Березовском районе – в материале УралПолит.Ru.

О сложностях с предоставлением новых квартир переселенцам говорят даже представители местных властей. По словам источников издания, близких к мэрии, застройщики игнорируют муниципалитет, как и ряд других труднодоступных территорий, прежде всего, из-за низкой среднерыночной цены на квадратный метр. Фактически возведение домов становится экономически нецелесообразным.

Влияет и фактор логистики. Круглогодичное транспортное сообщение с некоторыми населенными пунктами отсутствует. Необходимые для строительства материалы, технику и оборудования можно доставить лишь по зимникам или по рекам в навигацию, что ведет к удорожанию работ. При этом потребность в благоустроенном жилье, как признаются управленцы, «зашкаливает».

Стоимость «квадрата» в итоге в труднодоступных территориях Югры колеблется от 65 до более 90 тыс. рублей на первичном рынке. Застройщики отказываются рисковать, поскольку осознают, что спрос на жилье нивелируется низкой платежеспособностью.

Тяжелая ситуация способствует возникновению различных конфликтов, участниками которых оказываются жители, власти и надзорные органы. Более того, фиксируются и ситуации, когда люди фактически теряют единственное жилье. В одной из них оказался житель Березово Игорь Захаров.

История этого противостояния уходит еще в 2017 год, когда дом, где он совместно с матерью проживал, будучи собственником одной из квартир, был признан аварийным. Вскоре жильцов, проживавших в том же здании на улице Губкина, но на условиях соцнайма, расселили. Таким образом, в доме осталась лишь одна обитаемая квартира, а строение было назначено к сносу на 2020 год.

В пустующие квартиры неоднократно проникали лица, ведущие асоциальный образ жизни, что вызывало серьезную тревогу у оставшихся жильцов из-за угрозы возникновения пожара. При этом мэрии приходилось оплачивать отопление всего дома, что явно не устраивало чиновников. По словам Игоря Захарова, к его матери неоднократно приезжали сотрудники отдела жилищных программ администрации (заведует им Елена Брагина – прим. ред.), и предлагали перебраться в маневренный жилфонд, однако предложенное помещение жильцов не устроило.

«О предлагаемом маневренном жилье: площадью значительно ниже жилья из которого мать пытались выселить; квартира на втором этаже; в подъезде черные стены из-за пожара; квартира с завышенной платой за коммунальные услуги в районе 6 тысяч рублей – одна из причин, со слов сотрудника ЖКХ, в связи с тем, что теплосети старой проектировки; в проекте документации на переселение в маневренное жилье отсутствует срок нахождения в маневренном жилье, например, до даты предоставления жилья в собственность в связи с плановым сносом аварийного дома, но есть информация о том, что, по ряду причин, могут выселить из занимаемого жилья «на улицу», – рассказывает Игорь Захаров.

Ввиду отказа переезжать в такое помещение, с его слов, чиновники неоднократно оказывали на пожилую женщину давление, угрожая, в том числе, прокурорской проверкой. 28 февраля 2020 года Валентина Захарова скончалась от сердечной недостаточности, а большая часть доли собственности на квартиру перешла к ее сыну.

Многократные обращения в администрацию Березовского района, ее подразделения, а также в прокуратуру о предоставлении жилья в собственность взамен квартиры в предназначенном под снос аварийном здании к позитивному для собственника решению так и не привели. При этом Игорю Захарову пришлось расторгнуть договоры с ресурсопоставщиками, чтобы минимизировать риски ЧП.

Тем не менее, вскоре ситуация и вовсе предельно усложнилась. 10 июля прошлого года дом по до сих пор неозвученной причине сгорел. Со слов собственника, это мог быть поджог, который в результате беспрепятственного доступа в пустующие квартиры для посторонних лиц, по сути, был спровоцирован администрацией. Впрочем, в МВД Игорю Захарову устно сообщили, что хотя виновный и установлен, но никакого преследования в его отношении не будет, поскольку в администрации проинформировали, что «дом расселен и никакой ценности не представляет». Более того, с точки зрения чиновников, упростилась и процедура сноса аварийки.

Самому же Захарову управленцы на его вопрос о возможности предоставления жилья в приоритетном порядке из-за уничтожения единственной квартиры в результате ЧП дали понять, что «для начала ему нужно вступить в права наследства, а потом приходить».

«29 сентября 2020 года, согласно договоренности, я посетил отдел. Брагина заявила, что «мы вам ничего не должны, ждите расселения дома, вы должны были застраховать свое имущество и то, что вы его не застраховали это ваши проблемы». То, что аварийное жилье не подлежит страхованию, она, видимо, не знает, хотя и занимает должность, обязывающую ее знать этот факт. В этот же день я официальными письмами обратился к главе Березовского района Владимиру Фомину и Елене Брагиной», – говорит житель Березово.

Из полученного спустя месяц ответа главы района, как ни странно, следует, что сгоревший за несколько месяцев до этого дом «признан аварийным, из-за чего подлежит расселению в рамках муниципальной программы «Развитие жилищной сферы в Березовском районе». Кроме того, глава муниципалитета указал, что Захарову принадлежит в здании на Губкина ½ доли в праве на квартиру, и для реализации права на предоставление нового жилья по договору мены необходимо согласие всех собственников. Впрочем, даже при соблюдении этого условия, как указал Владимир Фомин, квартиру погорельцу предоставить невозможно.

«В настоящее время жилые помещения для предоставления вам по договору мены в казне МО Березовский район отсутствуют. Однако администрация района планирует приобретение жилых помещений в пгт Березово путем участия в долевом строительстве. После ввода в эксплуатацию жилых домов жилые помещения будут предоставляться гражданам, проживающим в аварийном жилфонде», – проинформировал глава района, не уточнив, в какие сроки планируется возвести новостройки.

При этом, как отмечает Игорь Захаров, в ответе не указано и остается неясным, по каким причинам невозможно приобрести соответствующее жилье на вторичном рынке, которого по причине экономической депрессивности в Березово много.

С учетом текущей ситуации на строительном рынке муниципалитета вопрос о предоставлении нового жилья собственнику сгоревшей квартиры может сдвинуться на многие годы.

Примечательно, что Игорь Захаров, в результате бездействия профильных служб был вынужден проводить собственное изучение причин пожара, но так и не смог по сей день добиться от чиновников и профильных служб акта о пожаре и результатов расследования, хотя и обращался с заявлениями в эти структуры. Исходя из имеющихся у него документов, Отдел надзорной деятельности по Березовскому району, возглавляемый Рамазаном Дибировым, и филиал «Центроспаса-Югории» в лице директора Игоря Пивторака предлагают запрашивать документы друг у друга. Не получен от Рамазана Дибирова и ответ на вопрос, кто передал в отдел информацию о том, что аварийное здание на момент ЧП было неэксплуатируемым. По мнению потерявшего единственное жилье югорчанина, эти сведения к пожарным могли поступить исключительно из мэрии. Более того, по версии Захарова, «чиновники также могли попросить не особо усердствовать в тушении».

На текущий момент ситуация усложняется и тем фактом, что здание по документам до сих пор не проведено как уничтоженное пожаром, что лишает собственника в приоритетном порядке получить новое жилье, а кроме того, чиновники, по всей вероятности, не горят желанием урегулировать вопрос о долевой собственности в сгоревшей квартире.

Игорь Захаров неоднократно просил разъяснить, будут ли в его случае применены нормы Жилищного кодекса, касающиеся приобретения прав собственности. Исходя из ответа Владимира Фомина от 15 марта текущего года, «в случае приобретения доли в праве собственности на жилое помещение по договору дарения, заявитель будет иметь право на выплату возмещения за изымаемую квартиру». Речи о предоставлении нового жилья взамен утраченного вновь не идет.

Как отмечает житель поселка, «в этой истории практика показывает, что в случае бездействия профильных служб проведение расследования гражданами, не обладающими на это полномочиями, обречено на провал по причине нежелания властей вести диалог по существу вопроса, и здесь необходим именно силовой рычаг соответствующих структур».

По всей вероятности, выход из конфликта придется искать с помощью прокуратуры. Не найдя взаимопонимания в длительной переписке с управленцами, Игорь Захаров адресовал обращение на имя прокурора ХМАО Евгения Ботвинкина. В нем он подробно изложил свои претензии и попросил организовать детальную проверку действий чиновников на предмет соответствия законодательству.

Накануне в адрес заявителя пришло уведомление о переадресации документов в прокуратуру Березовского района для изучения доводов.

УралПолит.Ru продолжит следить за развитием событий.

Автор: Александр Филиппов


Вы можете поделиться новостью в соцсетях или обсудить в комментариях →
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.