Директор hh.ru Урал Оксана Сидлецкая – о ситуации на рынке труда на Урале: «Турбулентный период продолжится, а дефицит кадров будет усиливаться»

Оксана Сидлецкая Фото: Ольга Юшкова

Рынок труда в России в 2022 г. испытал не мало потрясений: начало СВО, мобилизация и эмиграция. Закономерно, что эти события нашли свое отражение на текущей ситуации. В УрФО и вовсе несколько лет подряд рынок труда находится в дефиците – работодателям не хватает людей. О ситуации на Урале, самых «дефицитных» сферах и прогнозах на 2023 год – в интервью УралПолит.Ru с директором hh.ru Урал Оксаной Сидлецкой.

Оксана, в каком сейчас состоянии рынок труда в УрФО?

– В конце прошлого года был сильный дисбаланс: много вакансий и мало резюме. В феврале этого года на фоне санкционного кризиса и ухода некоторых иностранных компаний вакансий стало меньше. Но уже к лету рынок стабилизировался, и в сентябре количество предложений о работе оказалось практически тем же, что было весной прошлого года. В ноябре количество активных вакансий в УрФО выросло на 2% по сравнению с октябрем, а количество активных резюме – сократилось на 3%.

Это непростая ситуация в первую очередь для работодателей, поскольку соискатели чуть более активно начали смотреть в сторону открытого рынка труда, но резкого увеличения числа резюме не произошло. Снова обнажился тот яркий дефицит рынка труда, который сохранялся на протяжении всего прошлого года. Ни специальная военная операция, ни частичная мобилизация, ни уход иностранных компаний из России не сделали рынок более конкурентным среди соискателей. Аналитика показывает — кандидаты не стремятся активно искать и менять работу в нестабильные времена.

Я так понимаю, что к ноябрю рынок стабилизировался и вернулся в состояние начала года?

– В принципе, вернулся. Здесь важно понимать, что как был дефицит «синих воротничков», так он и остался, никуда не делся.

На самом деле кризис кадров обусловлен не ситуацией, которая происходит в стране сейчас, в этом году. Общий дефицит людей на рынке труда обусловлен тем, что 30 лет назад, в 1990-е, когда страна находилась в кризисе, рождаемость была очень низкой. Фактически мы сейчас пожинаем плоды той демографической ямы – людей трудоспособного возраста становится меньше и нет тенденции на улучшение. Россиянки не стали внезапно много рожать, поэтому ближайшие пять, даже 10 лет ничего не изменится. Конечно, кризис будет нарастать среди специальностей, где требуется больше мужчин. Но опять же, эти сегменты показывали дефицит кадров и до всего происходящего. Мы видели, что не хватает специалистов, например, в строительстве, в сфере квалифицированного рабочего персонала. Но их и не учат, на самом деле.

Можно сказать, что дефицит усиливается или он стабилен?

– На текущий момент мы видим, что никаких глобальных колебаний нет, то есть дефицит был с нами уже несколько лет и останется еще достаточно на долго.

Как на стабильность рынка труда повлиял массовый отъезд людей из страны, частичная мобилизация?

– Пока довольно трудно сказать, сколько соискателей трудоспособного возраста покинули страну, поскольку люди пересекают границу по разным причинам, а потом возвращаются. Этих цифр нет даже у официальных ведомств России и других государств, куда направились россияне. По самым оптимистичным оценкам экспертов, минимальное количество близко к 300 тыс. На рынок вакансий ситуация пока никак не повлияла, так как большая часть из уехавших – яркие представители категории цифровых кочевников, которые используют интернет для выполнения своих профессиональных обязанностей и ведут мобильный образ жизни, продолжают работать на российские компании дистанционно.

Мобилизация же увеличила число вакансий с временной занятостью и оформлением по срочному трудовому договору – так работодатели хотят заменить призванных на службу. Также на фоне усиления нехватки кадров работодатели становятся более лояльными к соискателям без опыта работы, а также людям старшего возраста. Кроме того, мобилизация постепенно усиливает дефицит кадров в профессиональных сферах, где в большей степени заняты мужчины – это производство, транспорт, строительство.

Как с начала года на Урале изменилось соотношение спроса и предложения: стало больше вакансий или резюме?

– С конца прошлого года количество предложений от работодателей растёт быстрее, чем резюме. Мы видим, что hh.индекс (отношение количества резюме в отрасли к количеству открытых вакансий – прим. ред.), фактически показывающий конкуренцию за рабочие места, качнулся в сторону соискателя. Если в начале года он составлял 5 резюме на одну вакансию, то сейчас – менее четырех резюме на одну вакансию. Но для того, чтобы работодателю было комфортно, нужно, чтобы у него был выбор из 5-6 человек.

Есть ли избыток кадров и в каких сферах?

– Избытка кадров нет, а нехватку испытывают многие сферы.

Вы сказали, что на Урале традиционно сохраняется дефицит «синих воротничков». В каких еще сферах максимально не хватает специалистов?

– У нас не хватает кадров в сферах «Медицина, фармацевтика», что, в общем-то, ожидаемо, «Банки, инвестиции», «Рабочий персонал», «Строительство, недвижимость», «Добыча сырья» – там менее одного резюме на вакансию. Нормой на рынке труда считается показатель равный 5–6 резюме на одно предложение о работе. В этом случае у работодателей есть адекватный выбор между кандидатами, а соискатели не чувствуют острой борьбы за рабочие места, но при этом стараются быть конкурентоспособными.

По сути, дефицит в тех сегментах, которые широко представлены в нашем регионе. Все-таки у нас достаточно много производств и спрос на этих специалистов, как был большой, так, видимо, и будет.

Больше всего вакансий в регионе относится к профессиональным сферам «Продажи» (35%), «Рабочий персонал» (21%), «Строительство, недвижимость» (20%), «Транспорт, логистика» (13%) и «Производство» (13%).

Есть ли прогноз, когда ситуация с нехваткой кадров, да и в целом, на рынке труда будет меняться в лучшую сторону?

– В нынешних условиях крайне сложно делать прогнозы, так как на рынок труда влияет множество внешних факторов. Например, после COVID-19, после 2020 года, рынок сместился. Стало больше удаленных вакансий. Но опять же, увеличение доли «удаленщиков» никак не сказалось на дефиците в целом. То есть происходят изменения, но сказать, что через 10 лет мы достигнем колоссального прироста по количеству людей рабочих специальностей, скорее всего нельзя.

Вероятнее всего, турбулентный период продолжится, а дефицит кадров (особенно в «мужских» сферах) будет усиливаться. В то же время, кандидаты зрелого возраста будут более востребованы – это плюс. Также мы ожидаем снижение текучести: люди будут держаться за работу, осознавая, что это ценность.

На ваш взгляд, удаленная работа прошла пик популярности или она еще набирает обороты?

– Мне кажется, что как любое новое веяние, формат «удаленки» будет развиваться и нарастать. По сравнению с периодом до пандемии популярность удаленной работы среди соискателей в среднем выросла в два раза. И все больше людей понимают, что можно работать из любой точки мира, элементарно не ездить каждый день к 9 утра на работу, не стоять в пробках. Современные технологии позволяют это делать совершенно разным специалистам. Если раньше удаленно преимущественно работали IT- специалисты, то теперь, удаленно работают продажи, маркетинг очень многие сферы услуг, преподаватели. История с дистанционной учебой школьников показала, в том числе, и техническому составу, всяческие дополнительные возможности, как это можно сделать.

Какая средняя зарплата в регионах УрФО и как она менялась в этом году?

Средняя зарплата по УрФО составляет 52,5 тыс. рублей. С начала года предложение работодателей увеличилось на 4 тыс. рублей. Но здесь важно понимать, что в отраслях, где есть дефицит кадров, например, строительство, транспорт, производство, где работодатель действительно прилагает много усилий, чтобы найти сотрудников, там зарплаты скорее всего будут расти и дальше. Этот прирост будет значительным.

Самые высокие зарплаты предлагают работодатели ЯНАО и ХМАО-Югры – 77,7 тыс. и 62,3 тыс. рублей соответственно. Далее по убывающей идут Тюменская и Свердловская области – 56,2 тыс. 51,2 тыс. рублей соответственно. В Курганской области работодатели готовы платить 48,7 тыс. рублей в месяц (но этот уровень во многом обусловлен большим количеством вахтовых предложений, предполагающих работу в других регионах), в Челябинской области – 46,5 тыс. рублей.

Произошли ли изменения в сегменте промышленного производства? Стало ли больше вакансий, например, с увеличением госзаказа и переводом некоторых предприятий на круглосуточный режим работы?

– Большая часть производства в УрФО всегда работала в круглосуточном режиме. Здесь надо понимать, что производство, особенно сложное производство, нуждается в достаточно узких специалистах. Мы видим разрыв между потребностью работодателя и тем качеством соискателя, которое он получает. Когда приходят молодые специалисты, зачастую понимаешь, что это не тот уровень, который необходим. Соответственно, достаточно много молодых специалистов приходят на производство на самые базовые позиции, и потом уже работодатель занимается их развитием, обучением и так далее. Сейчас какого-то изменения мгновенного просто физически быть не может, потому что людей мало, приходится работать с теми, кто есть.

Не так давно в Госдуме предложили дать юридическую силу джоб-офферу, то есть предложению о работе. В ТК закрепят срок действия вакансии, условия, которые работодатель обязуется включить в трудовой договор. При этом отказать в трудоустройстве соискателю, получившему оформленное должным образом приглашение, будет незаконно. На ваш взгляд, это изменит ли это решение рынок труда и к каким последствиям приведет?

– Это однозначно хорошо для соискателей, потому что соискатель до выхода на работу получает описанные условия своего труда, что дает некие дополнительные гарантии, что описанное будет реализовано, никто не лукавит. Со стороны работодателя – это, безусловно, увеличение нагрузки, в том числе и при оформлении этих самых документов. Скорее всего, будет не очень приятно малому и среднему бизнесу, то есть тем компаниям, где нет отдельного HR-специалиста, а подбором занимается либо собственник, либо бухгалтер. Они получат дополнительную работу. Но рынок труда нововведение, я думаю, не изменит.

Как, на ваш взгляд, будет дальше развиваться рынок труда? Какие тенденции можно выделить?

– Абсолютно точно, как я уже говорила, будет нарастать дефицит среди «синих воротничков», он никуда не денется. Буквально в прошлом месяце я была на панельной дискуссии в УрГЭУ, где крупное уральское производство озвучило данные, что ссузы (средние специальные учебные заведения) за прошлый год выпустили 163 инженера одной направленности на всю Свердловскую область. И нет гарантий, что все эти ребята пойдут работать по полученной профессии. Соответственно, как был дефицит «синих воротничков», так он и будет сохраняться. Так или иначе будет развиваться история с импортозамещением, в том числе и все, что касается того же ПО, того, с чем мы с вами работаем в ежедневном режиме – этот вопрос тоже достаточно острый. При этом, например, для производства очень многого уже есть российского ПО, которое закрывают те или иные возможности. Я думаю, что этот рынок тоже будет расширяться. 


Вы можете поделиться новостью в соцсетях
Добавьте УралПолит.ру в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.