​«Туалет на площади важнее патриотизма». Как в Урае проваливают работу с молодежью

Молодежь Фото: Полина Зиновьева

Власти Урая обвинили в провале патриотического воспитания молодежи. Представители общественных организаций и местного депкорпуса отмечают, что городская администрация практически «не принимает участия в профильных мероприятиях, но пытается приписать себе заслуги людей, ведущих эту работу». Как одну из ярких иллюстраций собеседники агентства приводят события прошлого года, когда без участия чиновников прошло знаковое для муниципалитета событие – открытие Аллеи Славы. По мнению ряда участников мероприятия, «весь «патриотизм» мэрии в радужных отчетах, направляемых в округ». О еще одной болевой точке, касающейся исполнения прямых поручений президента России Владимира Путина – в материале УралПолит.Ru.

В одном из опорных муниципалитетов «ЛУКОЙЛа» на территории ХМАО-Югры – Урае – наметился еще один вектор противостояния горожан и городской администрации. Активисты, а также часть депутатов и даже сотрудников мэрии, указывают, что команда Тимура Закирзянова фактически пустила на самотек программы патриотического воспитания, что может повлечь за собой крайне нежелательные последствия.

Напомним, округ считается потенциально взрывоопасной территорией, где регулярно выявляют сторонников радикальных организаций. Так, в марте 2019 года были задержаны члены преступной группы, готовившей теракты в Сургуте. Тогда же радикалы были обезврежены и в Ханты-Мансийске. А в сентябре 2020 года стало известно о предотвращении серии террористических актов в Сургуте, Нижневартовске, Радужном, Когалыме и Югорске. Известно о десятках выходцев из ХМАО, отправившихся в Сирию для участия в военных действиях на стороне радикальных группировок, и фактах финансовой поддержки экстремистов. Наконец, федеральную известность получили события 19 августа 2017 года, когда выходец из Дагестана Артур Гаджиев устроил резню на улицах Сургута.

Между тем, президент страны неоднократно давал понять, что России необходима новая программа патриотического воспитания граждан, ответственность за разработку которой возложил сразу на несколько федеральных министерств и общественные организации на местах.

«Продуманная, созвучная восприятию современной молодежи и, главное, честная, патриотическая повестка должна укреплять в новых поколениях проверенные самой жизнью базовые ценности, которые отражают наши традиции, национальную идентичность, весь исторический путь России с ее испытаниями и триумфами», – заявил, в частности, Путин еще в декабре 2019 года на заседании организационного комитета «Победа».

Однако на местах, судя по всему, недвусмысленные установки Кремля воспринимают не как руководство к действию. В том же Урае как яркую иллюстрацию индифферентности чиновников указывают обстоятельства открытия двух первых монументов на Аллее Славы. Корни конфликта уходят в июль прошлого года, когда в городе появились бюсты Героя СССР, командующего ВДВ в 1954-1959 и 1961-1979 годах, Василия Маргелова и Героя России, гвардии подполковника спецназа ВДВ, Анатолия Лебедя. Скульптуры были установлены урайскими десантниками при поддержке частных лиц. Обращения к горадминистрации с просьбами оказать финансовую поддержку успеха не имели.

«Мэрия в финансировании отказала. Деньги собирали сами десантники и городские общественники. После сбора средств бюсты были заказаны в городе Кропоткин Краснодарского края. Бюст Василия Маргелова был подарен городу автором федерального проекта «Аллеи Славы», скульптором Михаилом Сердюковым. А когда скульптуры приехали в город, помощь оказали два депутата – Олег Зацепин из думы ХМАО и Юрий Холманский, вице-спикер Тюменской облдумы. В день 90-летия ВДВ, 2 августа, пригласили администрацию на официальное открытие, но приглашение было проигнорировано. Как нам рассказали сотрудники мэрии, главе Тимуру Закирзянову не понравилось, что он никакого участия в создании аллеи не принял, и его роль не была подчеркнута», – рассказывают представители городской общественности.

Действительно, как отмечали участники мероприятия, в церемонии и не предполагалось делать акцент на роли городских чиновников в создании Аллеи Славы. Возможно, именно по этой причине на открытии двух первых бюстов не было ни самого градоначальника, ни его подчиненных. Не освещалось это событие и в официальных сводках мэрии. Лишь постфактум в городских пабликах появилось несколько сообщений, хотя проект «Аллея Российской Славы» официально обладает федеральным статусом. Более того, у некоторых из участников церемонии в дальнейшем возникли проблемы.

«Открывали в узком кругу. Там были десантники, городские активисты и неравнодушные граждане, военком, батюшка, освятивший памятники. В честь знакового события предполагался и прыжок парашютиста-профессионала с вертолета, само собой, это было согласовано с компетентными органами. И мэрия даже поначалу дала добро, но в последний момент пошла на попятную, без внятных причин. В итоге прыжок был, тут же вмешалась полиция, на человека чуть ли не дело хотели возбудить за какую-то несанкционированную акцию. С помощью десантников кое-как отбили парня», – описывают ситуацию на анонимных основаниях в горадминистрации.

По всей вероятности, эти инциденты и стали поводом для обвинений мэрии в провале патриотической работы с населением. Тем более, что в дальнейшем ситуация не только не была урегулирована, но и ухудшилась.

Так, по словам жителей города, планировавших отметить 1 июля День ветеранов боевых действий, участников локальных войн и вооруженных конфликтов, они «рассчитывали хотя бы на минимальное внимание мэрии». Как считают собеседники издания, в этот день можно было бы, с соблюдением всех антиковидных мер, провести акцию памяти на Аллее Славы. Однако этого не произошло.

«Закирзянов со своей свитой отправился проверять готовность к открытию общественного городского туалета, как бы странно это ни звучало. Как это понимать? Сортир для мэрии важнее памяти? Тут городские общественники-урбанисты уже сказали, что туалет посреди площади как главный элемент благоустройства наглядно иллюстрирует работу главы и его команды», – возмущаются участники боевых действий.

К слову, действительно, на официальном сайте администрации практически невозможно обнаружить информацию о патриотическом воспитании граждан. Нет тематических материалов и в Instagram мэра. Зато жители активно отреагировали на позицию администрации в соцсетях. Так, например, на ситуацию отреагировал известный в ХМАО-Югре общественный деятель Евгений Ребякин.

«У руководителей города другие приоритеты, в этот день они поехали проверить готовность к открытию городской общественный туалет, который со дня на день начнет свою работу в сквере «Солнышко». Дальше даже комментировать не хочу, выводы каждый сделает сам», – написал он в своем аккаунте в соцсети «ВКонтакте».

Его поддержали другие пользователи. Например, свою точку зрения выразил депутат местной думы Артем Бабенко.

«Эти герои увековечены в Урае благодаря людям, которым небезразлично слово «патриотизм». Рад, что мне пришлось поучаствовать в этом деле и познакомиться с настоящими небезразличными людьми. Очень жалею, что не смог довести дело до официального открытия, чтобы это место появилось на карте города в официальном формате. Хотя глава делает свой выбор, и это его право. Спасибо мужчинам из ВДВ за идею и ее реализацию», – высказался муниципальный депутат.

Ряд собеседников издания, впрочем, не был в беседах с УралПолит.Ru столь категоричен. Участники общественных движений, в частности, упоминали, что «администрация помогла добрым словом и выделила место под установку памятников». Хотя в дальнейшем работа по реализации проекта в Урае стала заслугой частных лиц, а церемония открытия столкнулась с противодействием полиции, хотя тот же прыжок парашютиста был согласован с управлением ФСБ.

«Военно-патриотическое воспитание в Урае есть. Например, активно работает кадетский корпус в школе №5, дающий хороший показатель поступления выпускников в военные вузы. Но это дело отдельных инициативных людей, а администрации следовало бы уделять большее внимание этой теме. Тем более, у нас в Урае проживает немало ветеранов Великой Отечественной войны, боевых действий в Афганстане, Чечне, Нагорном Карабахе, Северной Осетии, территории бывшей Югославии. И эти памятники для них – знаковый символ», – рассуждают собеседники издания.

Свое отношение к ситуации на анонимных основаниях согласились высказать и в администрации Урая. Источники агентства признают, что «в работе мэрии есть упущения». Впрочем, как отмечают управленцы, они появились далеко не сейчас, а Тимур Закирзянов просто продолжает политику своих предшественников.

«Действительно, мероприятие [по открытию бюстов] прошло полностью по инициативе общественников. Более того, даже в мэрии многие узнали об этом намного позже. В целом же ситуация намного хуже. Лет 15 назад в городе появилась традиция проводов призывников в армию у мемориала Памяти. Но уже лет пять как из администрации туда просто не приезжают, а ответственные лица мотивируют такое отношение тем, что, мол, мы сами не служили, что можем им сказать. Показательно, что раньше Урай был на ведущих местах по патриотическому воспитанию в округе, но в последние годы, еще со времен мэра Анатолия Иванова, даже в финальную часть не проходит. Это показательно. Уровень руководства говорит сам за себя, он деградирует», – рассказывает источник в мэрии.

Как отмечают собеседники в администрации, используются классические отговорки о пандемии со ссылкой на губернатора округа Наталью Комарову, хотя жесткие ограничения в регионе действовали «от силы пару месяцев».

«Соблюсти минимальные нормы безопасности при пандемии несложно. Но когда собственные провалы прикрывают распоряжениями губернатора, это вызывает недоумение. А потом мы удивляемся, когда школьники даже цвета национального флага не могут точно назвать, а слова гимна каждый второй не знает. Что уж говорить о радикальных группировках в Югре», – заключают подчиненные Тимура Закирзянова.

УралПолит.Ru продолжит следить за развитием ситуации. 

Автор: Александр Филиппов


Вы можете поделиться новостью в соцсетях или обсудить в комментариях →
Добавьте УралПолит.ру в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.