​К&Б против УГМК. Чьи олигархи круче – Челябинска или Екатеринбурга?

Чьи олигархи круче – Челябинска или Екатеринбурга? Фото: Евгений Поторочин

Считать чужие заработанные деньги – всегда интересно. Еще интереснее – смотреть, на что средства тратятся. Очевидно, что баланс первого и второго дает какое-то представление о важности и значимости персоны – например, владельца крупной компании для региона. УралПолит.Ru решил сравнить, олигархи какой из вечно соперничающих областей – Челябинской и Свердловской области – круче.

>

Кто самое богатое звено

Для начала посчитаем, где предприниматели богаче. Судя по оценкам Forbes, олигархи обоих регионов более чем достойно зарабатывают, а состояние – по крайней мере те, что на вершинах рейтинга – сделали на металлургии.

Мы сознательно – для чистоты эксперимента – не стали включать в этот список тех людей, у которых активы на Урале есть, но главными в зарабатывании миллиардного состояния они не являются. Как пример – у Олега Дерипаски есть активы в Челябинской области. Три компании – «Челябинские строительно-дорожные машины», СП холдинга «Русские Машины» и RM-Terex – входят в «Группу ГАЗ», но явно не эти предприятия приносят этому владельцу холдинга En+ Group миллиардные состояния. Такая же ситуация, например, с Виктором Вексельбергом – хотя у него есть активы в Екатеринбурге, но скорее всего не застройщик «Академического» – ГК «Кортрос» – приносит основной доход основателю «Реновы».

Если внимательно изучить список, то можно сделать вывод, что челябинские олигархи круче свердловских сразу по двум важным показателям. Первый – челябинских в списке Forbes больше, чем свердловских (семеро против четверых). Второй показатель – совокупный капитал всех олигархов, и тут тоже челябинцы круче (20,35 млрд и 17.4 млрд соответственно).

Роллс-ройс против хоккея

На что же тратят деньги эти прекрасные люди? Кто из них готов больше отдавать жителям региона, которые работают на их компании?

Безусловно, круче выглядят свердловские олигархи. Например, Андрей Козицын. При всей неоднозначности компании и вопросам к работе УГМК в области, Музей военной техники в Верхней Пышме – все же бесспорное культурное достояние, интересный и познавательный объект. В Челябинске у УГМК актив – цинковый завод, он один в год тратит порядка 100 млн рублей на социальные проекты (оценка самого завода, – прим.ред.).

Кроме того, УГМК практически в одиночку содержит екатеринбургский ХК «Автомобилист», и с 2006 по 2020 потратил на команду порядка 3 млрд руб. (выхлоп от этого, правда, совсем скромный – всего-то выход в плей офф). Справедливости ради отметим, что среди других спонсоров команды есть и Русская медная компания (РМК).

Соседи Свердловской области по карте, разумеется, тоже любят хоккей. Например, миллиардера Виктора Рашникова называют страстным хоккейным болельщиком. Кстати, с 1999 годаон является президентом магнитогорского ХК «Металлург». Только на зарплаты хоккеистам клуб в среднем тратит 1 млрд руб. в год (с 2020 года потолок зарплат в командах КХЛ – 900 млн руб. в год, – прим. ред.). В спортивной тусовке уверены – весь магнитогорский хоккей уже три десятилетия держится на интересе к этой игре Виктора Рашникова.

Рашников вкладывает и в город. Например, лично курирует и финансирует «Притяжение» – проект комплексного развития территории города, в рамках которого планируется и организация парка, и строительство музейно-образовательного комплекса, образовательного центра, инкубатора социальных проектов, спортивно-событийного кластера и медицинского центра. Объем частных инвестиций в «Притяжение» оценивался в 16 млрд руб.

А вот главную команду Челябинской области – «Трактор» – уже несколько лет спонсирует РМК, которая подхватила знамя космических трат у ЧЭМК. Только зарплатный фонд клуба составляет 739 млн руб. Вообще, у

РМК вроде бы основные активы в Челябинской области, но вот главные траты она предпочитает делать в Свердловской области. Игорь Алтушкин , президент РМК, финансируют два благотворительных фонда – это собственно, сам фонд РМК и Фонд Святой Екатерины, который компания наполняет совместно с УГМК, «Синарой» и даже «Мотивом» и в народе более известный, как «Клуб свердловских олигархов».

Фонд РМК, например, с весны 2020 года, с начала пандемии, стал целенаправленно помогать больницам, закупая маски, защитные костюмы, аппараты ИВЛ и даже машины «скорой помощи». Через благотворительные организации и лично от Игоря Алтушкина на эти цели было направлено около 1,4 млрд руб. Для сравнения, Рашников направил на подобные цели 500 млн руб.

Отдельного упоминания заслуживает и поддержка спорта – РМК не просто спонсирует какую-то спортшколу, а построило целую Академию единоборств в Екатеринбурге. В шестиэтажном здании в центре города можно тренироваться по 12 видам спорта. Два этажа занимает «Арена РМК» вместимостью до 400 зрителей. Благодарные спортсмены сильно помогли РМК во время знаменитого противостояния в сквере возле драмтеатра в мае 2019 года. А промоутереская компания RCC Boxing Promotions, в которой РМК принадлежит 51%, с 2016 года проводит турниры со звездами первой величины, например, Александром Поветкиным, Сергеем Ковалевым и Майком Тайсоном.

В Челябинск РМК почти не вкладывается, хотя и строит тут ненавистный горожанам Томинский ГОК, а все проекты уведены в область. Например, на развитие Карабаша собираются направить около 3 млрд руб. на условиях софинансирования.

Дмитрий Пумпянский, владелец «Синары» и ТМК, которые в Свердловской области отвечают за масштабные проекты и современное искусство. Например, собрание современной живописи, принадлежащей Пумпянскому, насчитывает 1,5 тыс. произведений: графика, живопись, скульптура и другие арт-объекты. Оно базируется и экспонируется в «Синара Центре», открытом в зданиях бывшего госпиталя Верх-Исетского завода практически в центре Екатеринбурга. На восстановление ансамбля зданий в стиле ампир ушло три года и 2 млрд руб.

Кроме того, Пумпянский – председатель Наблюдательного совета самого большого вуза Урала — Уральского федерального университета. По сути, он – самый главный «кошелек» этого вуза.

Это все, что останется после меня?

Кроме вложений в искусство и науки, свердловские олигархи инвестируют в строительство общественных зданий. И это самые богатые свердловские парни оставляют городу красивые сооружения, музеи и знаковые объекты. Например, осенью 2020 года в Екатеринбурге было завершено строительство нового здания штаб-квартиры РМК в Екатеринбурге по проекту известного архитектора Нормана Фостера стоимостью 12 млрд. руб. Это первый реализованный проект знаменитого британца в России. В активе «Синары» – уже реконструированный к Чемпионату мира-2018 Центральный стадион в Екатеринбурге и готовящиеся объекты к Универсиаде. УГМК построила один из самых важный туробъектов на Урале – Храм на Крови, появившийся на месте расстрела последнего российского императора Николая II и его семьи, а также небоскребы «Екатеринбург-Сити» и гостиницу «Хайатт». Теперь компания строит хоккейный дворец «Автомобилист» на 15 тыс. мест.

К слову, самый главный спортобъекта Челябинска – ледовую арену «Трактор» – строили за бюджетные деньги. И хотя дело было в сытом 2007, но стоила она всего около 1 млрд руб., но ее строительство затянулось более чем на два года, а через 10 дней она и вовсе была выведена контролирующими органами из эксплуатации. В то время титульным спонсором команды был «Ариант» (общая компания Аристова и Антипова, в которой были и металлургические активы, и активно развивалось пищевое направление, – прим.ред.). Но, как мы уже упоминали, последние пять лет – с 2016 года – основные деньги на «Трактор» дает РМК.

В Челябинской области вообще с вложениями в регион гораздо сложнее, хотя благотворительная деятельность, безусловно, ведется. Например, Аристов (Ариант) является организатором благотворительного фонда «Дети мира» и одним из инициаторов создания Фонда защиты детей от наркомании. Кроме того, Аристов возглавляет попечительский совет второго по величине вуза области – Челябинского государственного университета, а также кукольного театра.

А траты, например, ЧЭМК на социалку более чем скромные. Например, в 2020 году это были ледовые дорожки в парке, детская школа дзюдо и набережная возле бассейна, который принадлежит компании.

Совсем все плохо с пониманием социальной роли крупного бизнеса у торговой сети «Красное&Белое». С их точки зрения, миссия компании – поменять отношение людей к алкоголю, социальная роль состоит в том, чтобы продавать игрушки в магазинах, а экологичность – это уход от пластиковых карт к виртуальным.

«Ежегодно КБ продвигает социально важные темы. На наших урнах (которые мы также ставим сами) возле каждого магазина размещен постер, призывающий убирать за собой весь лишний мусор и заботиться о чистоте», – на полном серьезе пишет компания.

Среди вложений Андрея Комарова(экс-владелец ЧТПЗ, актив продан в 2021 году, – прим.ред.) в регион можно назвать только вложения в проекты собственно компании — то есть «Высоту 239» и все проекты философии «Белой металлургии». Безусловно, это очень круто, что работники начали трудиться в белой одежде, а окружающее их пространство оформили креативно, ярко и интересно, однако обычные жители Челябинска ничего пока не получили.

Зато в чем челябинцы точно круче – так это в умении вкладывать деньги в дорогие игрушки. Например, Виктор Рашников владеет 140-метровойяхтой Ocean Victory, которая занимает 14-е место в списке самых больших яхт мира. А Аристов – одним из самых дорогих внедорожников России: Rolls Royce Cullinan 2020 года выпуска был куплен в 2020 году за 37,1 млн руб. Это самая дорогая машина в Челябинске. Вторая по дороговизне – Rolls-Royce Phantom Антипова, стоящий по оценке 2020 года, 18,75 млн руб.

Автор: Александра Колесникова


Вы можете поделиться новостью в соцсетях или обсудить в комментариях →
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.