Энциклопедия

ОАО «Сургутнефтегаз»

Информация о компании

«Сургутнефтегаз» (СНГ) одна из крупнейших российскихнефтяныхи газодобывающих компаний.СНГ была создана указом президента России №1403 от 17 ноября 1992 года «Об особенностях приватизации и преобразования в акционерные общества государственных предприятий, производственных и научно-производственных объединений нефтяной, нефтеперерабатывающей промышленности и нефтепродуктообеспечения». Собственно, этим же указом были созданы «Лукойл», ЮКОС и «Роснефть», однако в дальнейшем СНГ заняло обособленную позицию.

В 1992, «Роснефть» получила в доверительное управление закрепленные на три года в федеральной собственности почти 83% акций предприятий российского ТЭК. В 1995 году, в результате залоговых аукционов были выкуплены значительные, а иногда и контрольные, пакеты акций крупных добывающих активов и по факту владельцами нефтяных компаний стали банковские структуры и частные лица. Однако, когда государственная «Роснефть» попыталась подать заявку на участие в залоговом аукционе, чтобы выкупить 40,12% акций «Сургутнефтегаза», эту заявку даже не приняли, сославшись на неверно заполненные документы. В итоге СНГ сама выкупила эти акции через свой же пенсионный фонд. Получилось, что две компании принадлежат друг другу, а формально – никому, и фактически контролируются менеджерами. По некоторым данным, цена пакета тогда составила порядка 400 млрд рублей, а сама идея принадлежала бессменному директору СНГ Владимиру Богданову, к слову, занявшего этот пост в возрасте 33 лет.

Почему в тот момент достаточно крупному предприятию удалось не перейти под крыло государству или банкирам – вопрос до сих пор открытый. По этому поводу существует как минимум несколько версий, одна из которых, впрочем, может быть правдой. Согласно одной из них, Владимир Богданов лично договаривался с Борисом Ельциным о «взаимовыгодном покровительстве».

По другой версии – Богданов имел влиятельных союзников в Москве. Один из них – создатель ОНЭКСИМбанка Владимир Потанин, имевший тогда большой политический вес. «ОНЭКСИМ» выступил поручителем НПФ «Сургутнефтегаз» на залоговом аукционе. В награду СНГ несколько лет держал свои миллиардные счета в ОНЭКСИМбанке.

По еще одной версии, в кризис неплатежей 1993 года «Сургутнефтегаз» был единственной компанией, которая заплатила налоги в Москву, в связи с чем позже заслужила некое расположение руководства страны. Как писал Forbes, Сергей Игнатьев (в 1997-2002 гг. – первый заместитель министра финансов РФ, прим.ред.), заявлял, что СНГ с тонны нефти платит в восемь раз больше налогов, чем «Сибнефть», и в три раза больше, чем ТНК.

Существует и четвертая версия, согласно которой, руководитель нефтегазовой компании несколько месяцев жил у себя в кабинете под усиленной охраной, таким образом практикуя «политику невмешательства».

Официально подтвердить или опровергнуть данные версии возможным не представляется, однако, так или иначе, но «Сургутнефтегаз» остался самостоятельной компанией. По крайне мере формально.

На сегодняшний день компания зарегистрирована в Сургуте, являясь крупнейшим предприятием города. Там же, в Сургуте, находится и штаб-квартира «Сургутнефтегаза». Что примечательно компания до сих пор платит налоги в Югре.

На момент образования АО «Сургутнефтегаза» в начале 90-х годов, по информации из открытый источников, в него входили: «Киришинефтеоргсинтез», нефтяные базы «Красный нефтяник» и «Ручьи», сбытовые компании «Карелнефтепродукт», «Киришское предприятие по обеспечению нефтепродуктами», «Новгороднефтепродукт», «Псковнефтепродукт», «Тверьнефтепродукт» и «Калининграднефтепродукт», «Петербургнефтеснаб» и «Петербургский производственный комбинат автотехобслуживания». Что касается месторождений, то СНГ ведет разработку Быстринского, Лянторского, Солкинского, Савуйского и Федоровского месторождений. Позднее, уже в 2000-х к ним добавятся и другие гиганты, но это случится позднее.

Богданов в своей стратегии сделал ставку на экспорт. Союзником нефтяного генерала в этом деле стала компания «Нафта-Москва», наследница советского «Союзнефтеэкспорта». «Нафта» имела статус спецэкспортера, а СНГ не имел. При этом, «Нафта» не была совсем чужой «Сургутнефтегазу»: СНГ владел 15% ее акций. В 2001 году, когда «Нафта-Москва» начала сдавать позиции, Богданов акции продал. А на смену «Нафте» пришла компания «Кинэкс», возникшая в середине 90-х на месте внешнеторгового подразделения Киришского нефтеперерабатывающего завода, который принадлежит «Сургутнефтегазу». По данным Forbes, когда в 2000-х доля «Нафта-Москвы» в экспорте СНГ сократилась почти в полтора раза, доля «Кинэкса» более чем в полтора раза выросла — до 15%, а к концу 2001-го она достигла 18%.

Один из бывших сотрудников «Кинекса», с которым удалось связаться корреспонденту издания, так описывает деятельность фирмы: «Кинэкс» занимался продажами своим дочерним структурам на Западе, где шла перепродажа». По его словам, использовалась схема, популярная среди российских холдингов: экспортная продукция недорого приобретается офшорной компанией, а затем перепродается по рыночной цене реальным покупателям. Разница оседает в офшоре. В этом не было бы ничего удивительного, если бы не одно обстоятельство: владельцы офшоров обычно тесно связаны с владельцами самих компаний-производителей, СНГ же или его менеджеры доли в «Кинэксе» не имели. У «Кинэкса» было четыре частных владельца: Адольф Смирнов — основатель бизнеса, приехавший в Ленинград в 60-е годы, когда строился Киришский завод, Евгений Малов, курировавший перевозки, Андрей Катков, занимавшийся инвестиционными проектами, и Геннадий Тимченко, отвечавший за связи с зарубежными покупателями продукции «Сургутнефтегаза» – финско-швейцарской International Petroleum Products (IPP) и зарегистрированной на Виргинских островах Gunvor International.

Как отмечали наблюдатели, тогда «Сургутнефтегаз» проявил по отношению к питерской компании необычайную щедрость. По данным Hermitage Capital Management, ссылающейся на статистику ГТК, «Кинэксу» нефть доставалась по удивительно низким ценам. В 2002 году разница между среднемировой ценой на российскую нефть и ценой, уплаченной СНГ посредником, составила более 5 долларов США за баррель, то есть более 35 долларов за тонну. По словам депутата Госдумы, в прошлом руководителя «Транснефти» Дмитрия Савельева, обычно скидка составляет не более 2 долларов за тонну — в 17 раз меньше. В результате такой работы с посредниками, по подсчетам Hermitage, «Сургут» за четыре года начиная с 1999-го потерял 1 млрд долларов прибыли. «Кинэкс», конечно, тоже получил свои льготы не за просто так. Механизм сотрудничества с «Кинэксом» был выгоден СНГ. По некоторым данным, накладных расходов не было — их принимал на себя «Кинэкс». Он же организовывал перевозку своими силами, в том числе через дочернюю компанию «Линк Ойл.

Со временем идеология, которой придерживался Богданов стала устаревать: сосредоточившись на экспорте, компания проигрывала конкурентам внутренний рынок. На счетах «Сургутнефтегаза» скопилось более 5 млрд долларов, которые сам бог велел использовать на экспансию. В игру вступили активные лоббисты-акционеры, которые должны были пробивать интересы СНГ в Москве. На эту роль вполне подошел Геннадий Тимченко – на тот момент видный питерский предпринимателей, знакомый с руководителем комитета внешних связей мэрии Санкт-Петербурга Владимиром Путиным. Новая стратегия Богданова дала эффект: его компания стала фаворитом Кремля. Косвенным доказательством тому стало то, что именно в Сургуте Владимир Путин провел совещание по проблемам топлива и энергетики за три недели до президентских выборов 2000 года. Позднее СНГ подписал соглашение с «Роснефтью» и «Газпромом» о совместном освоении Восточной Сибири и в середине «нулевых» получил без тендера якутское месторождение Талакан, ранее принадлежавшее ЮКОСу.

Как уже было сказано, открытостью СНГ никогда не отличалась не то что для прессы, но и даже для миноритарных акционеров и финансовых аналитиков. На протяжении всего существования предприятия бенефициары так и не были раскрыты. Согласно последнему раскрытию аффилированных лиц, в список входят 33 субъекта (физические лица и компании) и самая большая доля в уставном капитале принадлежит генеральному директору СНГ Владимиру Богданову – 0,3028%. Ему же, согласно списку, принадлежит наибольшее количество обыкновенных акций – 0,3673%.

Кто является реальным владельцем большей части акций неизвестно. Эксперты, политики и бизнесмены много лет пытаются строить различные догадки на этот счет, однако в компании их ни подтверждают, ни опровергают.

Надо сказать, что попытки узнать информацию о настоящих владельцах «Сургутнефтегаза» принадлежали не только СМИ и финансовым аналитикам. Алексей Навальный, являясь миноритарным акционером СНГ, не раз критиковал политику компании, ссылаясь на невозможность узнать о фактических владельцах, а глава инвестиционного фонда Hermitage Capital Билл Браудер, работавший в России до середины 2000-х, также владеющий миноритарным пакетом акций, даже подавал в суд с целью выяснить эту информацию. Последнего затем выслали из страны. По официальной версии, бизнесмен был обвинен в нескольких экономических преступлениях, однако некоторые политики и журналисты считают, что это связано именно с попыткой обнародования закрытой информации касательно СНГ.

Особую «закрытость» компании иногда связывают и с желанием защититься от возможных поглощений. Такой тренд был актуален в 90-ые, когда вновь созданные ВИНКи постепенно «удочеряли» различные НГДУ всеми законными и полузаконными способами. В 2000-е перераспределение рынка продолжилось, правда, несколько в ином ключе – раздел и покупка активов ЮКОСа, «Сибнефти» (сегодня – «Газпром нефти», прим.ред.) имели в значительной мере политический окрас. Спасла ли СНГ именно «закрытость» – вопрос также открытый.

Существует и распространенное мнение, что контрольный пакет акций СНГ находился и до сих пор находится в руках крупных чиновников федерального уровня. Это также могло бы объяснить нежелание раскрывать бенефициаров одной из наиболее прибыльных нефтедобывающих компаний России. В частности, как сообщил Financial Times Владимир Милов,который до 2002 года был замминистра энергетики России, такую «запутанную» систему собственности якобы создали специально для того, чтобы скрыть имена хорошо известных чиновников – акционеров, возможно, принадлежащих к высшим эшелонам власти. Аналогичного мнения, к слову, придерживаются и западные аналитики, предполагающие, что Богданов просто является «смотрящим» истинных собственников компании. Американская New York Times и вовсе заявляла, что среди инвесторов ходят слухи, что «Сургутнефтегаз» – это просто «смазочный фонд» Кремля. В качестве еще одного подтверждения этой версии в пример часто приводят ситуацию на Кипре в 2013 году. Когда там начался банковский кризис, и стали резать вклады клиентов банков, появились сообщения, что пострадало много счетов «Сургутнефтегаза». Таким образом, международная финансовая элита, по мнению эксперта, дала понять Кремлю, что она знает, где хранятся деньги российских чиновников, и может легко их достать.

Вместе с тем, как считают некоторые аналитики, котировка акций для «Сургутнефтегаза» не столь важна. Все тот же Юрий Чеботарев высказывал мнение, что ценные бумаги компании мало кого интересуют и используются биржевыми спекулянтами лишь для хеджирования рисков, поскольку стоимость акций «Сургутнефтегаза» практически не меняется при обвале рынка.

Кстати, на прошлой неделе финансовые аналитики отмечали, что российский рынок дешевеет на фоне ускорения падения цен на нефть, однако бумаги «Сургутнефтегаза» показывали стабильный рост с 27 марта. Стоит отметить, что и в октябре прошлого года достаточно консервативные акции СНГ отличились резким ростом и обновили свой максимум за последние 13 лет до 48 рублей за обычную акцию. Тогда, на фоне отсутствия официальных новостей и заявлений компании, эксперты только высказывались предположения о скупке акций самой компанией, о приобретении больших активов и о существенном увеличении дивидендов. Достоверность предположений официально не подтвердилась, однако при этом большинство аналитиков характеризовали ценные бумаги компании как «хорошие долгосрочные вложения». Хотя возможно, влияние оказывает тот факт, что львиную долю своих активов компания хранит в долларах, – это уже сыграло на руку «Сургутнефтегазу» в 2018, когда курс американской валюты поднялся на 8%. Тогда, за первое полугодие, СНГ смогла получить 390 млрд рублей чистой прибыли.

Буквально на днях СНГ опубликовала отчет по РСБУ. Чистая прибыль (еще до истории с «коронакризисом» и обвалом цен на нефть, прим.ред.) за 2019 год упала почти в восемь раз – с 827,6 до 105,4 млрд рублей. Вместе с тем, по сравнению с 2018 годом, величина капитала немного выросла – с 4,281 трлн до 4,303 трлн рублей.

На первый взгляд динамика не особо позитивная. Но стоимость ценных бумаг, как уже было сказано, растет и не первый год – в 2018 году также был отмечен взрывной рост и по сравнению с 2017 годом чистая прибыль на акцию СНГ выросла 77%. Для сравнения: рост чистой прибыли на акцию «Роснефти» с 2017 по 2018 год составил 59,5%, «Газпром нефти» - 51%, «Лукойла» - 32,5%. Чем объясняется рост акций, аналитики наверняка сказать не могут. Думается, что истинные бенефициары смогли бы дать точные ответы на эти вопросы.

Сюжеты и аналитика

Новости