​«Предписания и предостережения не действуют». Как в муниципалитетах Югры проваливают программу расселения и сноса аварийного жилья

Как в муниципалитетах Югры проваливают программу расселения и сноса аварийного жилья Автор: Анатолий Криста

Проблема ликвидации расселенного аварийного жилфонда в муниципалитетах Югры стала предметом обсуждения на уровне руководства региона и Главного управления МЧС. По данным ведомства, на территории автономии насчитывается порядка пяти сотен строений, создающих риски пожаров. При этом подразделение федерального министерства потребовало в сжатые сроки решить вопросы по сносу пустующих авариек. В свою очередь, губернатор ХМАО Наталья Комарова в диалоге с главами муниципалитетов подчеркнула, что на решение злободневных вопросов в округе выделяются более чем серьезные средства. Однако более десятка территорий с планами не справляется, а в ряде из них ситуация и вовсе приближается к критической. О провальной работе чиновников по ликвидации пожароопасных построек – в материале УралПолит.Ru.

>

Целый ряд городов и районов ХМАО-Югры попал в списки аутсайдеров по исполнению плана по ликвидации расселенного аварийного жилья. В первую очередь претензии МЧС и губернатора Натальи Комаровой, озвученные на прошедшем на прошлой неделе совещании по вопросам капитального строительства, были адресованы руководителям Советского и Нижневартовского района, а также Нижневартовска, Мегиона и Нефтеюганска.

Стоит отметить, что в регионе ежегодно выделяются миллиардные суммы на решение многолетней проблемы. Только на 2022 год запланированы вложения в объеме более 6 млрд на расселение жилых построек, признанных аварийными до 1 января 2017 года. Деньги направляются из различных источников, в частности, более 1,72 млрд составляет транш из Фонда содействия реформированию ЖКХ. Немаловажный нюанс – финансирование предполагает не только расселение авариек, но также их снос и ликвидацию.

Однако, судя по складывающейся ситуации, управленцы на местах не в состоянии эффективно распорядиться выделяемыми средствами. По отзывам наблюдателей и участников профильных мероприятий, наиболее тяжелая ситуация фиксируется в депрессивном Советском районе.

Интересно, что предыдущий глава муниципалитета Игорь Набатов еще в апреле 2021 года обещал Наталье Комаровой к 2022 году полностью ликвидировать аварийный жилфонд, признанный таковым до 1 января 2017 года. Такие же заверения губернатор получала и от мэра Кондинского района Анатолия Дубовика, ныне перебравшегося в окружную думу. Однако и сейчас в поселениях остаются нерасселенные ветхие постройки, а покинутые жильцами, но не снесенные и вовсе в том же Советском районе стоят на улицах десятками.

В Нефтеюганске, известном своими жилищными конфликтами между горожанами и властями, еще в 2020 году не строили иллюзий и заявляли, что с помощью адресной программы планируют избавиться от авариек за пять лет. В списках значилось около 200 домов.

Схожие проблемы наблюдатели и надзоры фиксировали и в других муниципалитетах – Мегионе и Нижневартовском районе.

Примечательно, что, по словам источников издания, знакомых с ходом совещаний, муниципальные управленцы обещали в обозримой перспективе нагнать отставание от планов и даже уверяли, что ими изысканы дополнительные средства. Эти заявления вызвали недоумение у Натальи Комаровой и ее заместителя Азата Ислаева. Губернатор указала, что деньги уже выделены из федерального и регионального бюджета, причем в более чем серьезном объеме.

Собеседники агентства тем временем отмечают, что из-за «стоящих годами покинутых и разрушающихся зданий ухудшается социальная и санитарно-эпидемиологическая ситуация», а кроме того, занимаемые ими участки не позволяют начать возведение новостроек. Кроме того, возникают вопросы и к утилизации расселенных деревяшек.

Общественники Советского района на этом фоне буквально бомбардируют обращениями чиновников и надзорные органы. По словам активиста из поселка Пионерский, эксперта ОНФ Дениса Такунцева, он адресует письма по проблеме расселения аварийного жилфонда и брошенных строений еще с весны прошлого года, а начиная с мая текущего, он направил 44 заявления.

«В Пионерском – не менее 10 многоквартирников расселены, но не снесены. Более 15 домов вместе с множеством дворовых построек снесены, но не вывезены. В Малиновском и Юбилейном – более пяти, четыре из них расселенные многоквартирники в деревянном исполнении. Та же картина в Таежном. В Советском снесенный, но не вывезенный дом прямо возле администрации. Там пьянствуют бомжи. Эти объекты посещают дети для игр, асоциальные лица – для праздного распития горячительных напитков, для ночлега. Дети принимают за норму их поведение», – рассказывает об актуальной проблеме собеседник агентства.

По словам Дениса Такунцева, предъявлять претензии главе Советского района Евгению Буренкову в текущий момент было бы преждевременно, поскольку свой пост он занял недавно. Однако «точно известно, и есть факты, что Буренков «отдувается» за глав поселений, которые его подставляют в буквальном смысле».

«Также считаю, и другие граждане того же мнения, что снесенные дома будут вывезены за пределы поселка, складированы и сожжены в зимний период, либо захоронены. Некоторые и так уже закапывали, причем буквально в фекальных ямах на месте. Так обычно и бывает. Нередко снесенные дома сжигали вместе с отходами лесопиления в промзоне, где периодически полыхает», – добавил представитель «Народного фронта».

Примечательна и переписка Дениса Такунцева с управленцами и контролирующими инстанциями. Так, судя по всему, и сами власти не испытывают особых иллюзий относительно сроков решения проблемы, несмотря на сотни миллионов ежегодно получаемых средств. Глава муниципалитета лично ответил «фронтовику» на обращение по разрушенному, но так и не вывезенному дому на улице Ленина.

«Мероприятия по ликвидации отходов от разрушенного дома и дворовых построек включены в план мероприятий – «дорожную карту» по ликвидации мест несанкционированного размещения отходов на территории МО Советский район до 2024 года», - сообщил чиновник.

По словам местных активистов и экологов, по каждому строению «есть кипы ответов от всех инстанций, признающих нарушения пожарной безопасности, санитарно-эпидемиологического и природоохранного законодательства, предписания и предостережения».

«В адрес администрации городского поселения Пионерский направлено предостережение <…> о недопустимости нарушения обязательных требований в соответствии с ФЗ «О государственном и муниципальном контроле в Российской Федерации», – пишет, к примеру, по дому на улице Советской начальник теротдела Роспотребнадзора в Югорск и Советском районе Валерий Злобин.

Представления и предостережения чиновники, начиная от главы Советского района и заканчивая поселковыми властями, получают практически в перманентном режиме, однако никаких изменений не происходит. На карьерных перспективах управленцев критическое положение также не сказывается.

Схожие проблемы наблюдаются и на востоке округа. Расселенные, но не снесенные, либо снесенные, но не вывезенные на полигоны аварийки, можно увидеть и в Нижневартовске, и в Нижневартовском районе. Об этом в беседе с изданием рассказал депутат городской думы Анатолий Криста. Более того, он отметил, что расселение деревяшек периодически выливается в ожесточенные конфликты чиновников и населения.

«В поселке Покур, например, прямо за администрацией, на центральной улице есть двухэтажный дом. 10 лет назад его признали аварийным. Расселены все жильцы, кроме одного. Его не устраивают предложения. В итоге человек живет в доме, где нет ни света, ни воды, ни отопления. В Нижневартовске заметны последствия сноса – невывезенные дома, в поселках Дивный и Энтузиастов. Бараки стоят в самом городе. На месте снесенных свалки, некоторым по несколько лет. Подрядчик разобрал, что может пригодиться, остальное валяется. Ситуация далека от радужной», – рассказал депутат.

Интересно, что глава Нижневартовского района Борис Саломатин, вероятно, полагает, что проблемы не существует, и предпочитает говорить, что за последние годы снесено свыше сотни аварийных домов.

Ситуацию в Урае и Кондинском районе по просьбе издания оценил депутат городской думы Леонард Насибуллин. По его словам, работа по расселению, сносу и вывозу аварийных домов ведется, но неравномерно. А на окончательное решение проблемы потребуется не один год, несмотря на вливания в сотни миллионов.

«В самом Урае темпы по сносу наращиваются, это следует признать. В среднем это 15-18 домов в год. Если оперировать цифрами, то сейчас в городе 99 аварийных зданий. Это 62 тысячи «квадратов». Плюс 38 домов признаны непригодными для проживания. Там 10 тысяч квадратных метров. Таким образом, Ураю потребуется девять лет для окончательного решения вопроса при сегодняшних темпах. Каждый год на эти цели уходит порядка 500 миллионов рублей. На следующий год власти просят 750 миллионов. Должен отметить, что в Урае после сноса достаточно оперативно начинают застройку», – рассказал депутат.

Вместе с тем, как отмечает собеседник агентства, проблемы остаются. В поселках Кондинского района темпы значительно ниже. Снесенные строения не вывозятся на полигоны. Как правило, частично обломки разбираются жителями. Строящееся новое жилье часто вызывает претензии со стороны населения. О браке сообщали жители Дальнего, Ушьи, Мулымьи. Немногочисленные строители экономят практически на всем, что отражается на качестве. «Считаю, что в Кондинском районе существуют системные проблемы в исполнении программы расселения и сноса аварийного жилфонда», – добавил Леонард Насибуллин.

Наряду с социальными, земельными, пожарными и санитарно-эпидемиологическими вопросами исполнение программы расселения и ликвидации обветшавшего жилья сталкивается и с экологическими проблемами. Неснесенные и разваливающиеся бараки превращаются в нелегальные свалки. Тот же Советский район и вовсе является на протяжении многих лет антилидером всего УрФО по количеству несанкционированных объектов.

«Отходы от сноса аварийного жилья прописаны в ФККО. Преимущественно это IV класс опасности. Но бывает и III, и даже II класс. Размещаться на полигонах ТКО они могут. Самовольный разбор отходов жителями, на мой взгляд, не лучший выход. Я против любых стихийных действий. Этот процесс можно упорядочить. Полезные элементы можно продать, и на этом как минимум сэкономить часть бюджетных средств на снос. Конечно, это больше относится к железобетонным конструкциям, но может отчасти применяться и к дереву», – отмечает предприниматель и эколог Сергей Завьялов.

Относительно длительного простаивания расселенных, но не ликвидированных авариек, а также образования свалок из обломков, отраслевик высказывает суждения, что, вероятно, это можно объяснить желанием сэкономить.

«Надо понимать, что это довольно большие объемы. Размещать их на полигонах достаточно дорого. Кроме того, емкость полигонов ограничена. И если туда вывезти весь объем снесенного жилья, площадки просто прекратят свое существование. Но нужно еще где-то размещать и ТКО. И это становится для муниципалитетов еще большей проблемой. Поэтому дома и стоят, или лежат в виде обломков, а чиновники рассчитывают, что их растащат на дрова. Да и проще платить штрафы, чем проектировать и строить полигоны. Это дорого и хлопотно», – заключает специалист.

В идеале, по мнению отраслевика, подрядчики должны обладать лицензией на обращение с отходами, прежде всего, утилизацию, а в контрактах необходимо прописывать вид продукции, которая будет получена из сносимых домов, например, щепа для отсыпки дорог на болотах. Но вопрос этот лежит не в технологической, а в административной плоскости. Решать же проблему муниципалы, судя по всему, не желают.

УралПолит.Ru продолжит следить за развитием событий.

Автор: Александр Филиппов


Вы можете поделиться новостью в соцсетях или обсудить в комментариях →
Добавьте УралПолит.ру в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.