В суде по делу экс-начальника МЧС Зауралья начали допрос свидетелей защиты

Олег Рожков Фото: Павел Овсянников

КУРГАН,7 апреля, УралПолит.Ru. В суде по делу экс-главы МЧС Зауралья Олега Рожкова начали допрос свидетелей защиты.

>

В суде Кургана обвинение закончило представление доказательств по уголовному делу экс-начальника ГУ МЧС Зауралья Олега Рожкова. Рожков и его защита отрицают обвинение и приводят в суд своих свидетелей.

Напомним, Рожкову вменяют приемку непригодных к эксплуатации роботов и составление фиктивных актов об их соответствии техусловиям госконтракта. В результате МЧС необоснованно перечислило поставщику - Курганскому заводу спецтехники – более 56,5 млн рублей бюджетных средств. В обвинении фигурирует также незаконное использование трактора, автокрана, автомобилей КамАЗ, квадроциклов и снегохода.

Сегодня в суде был допрошен последний свидетель обвинения — Эдуард Конюшок, бывший начальник ГИМС Зауралья, а сейчас сотрудник центрального аппарата МЧС РФ. Он рассказал, что по устному распоряжению Рожкова в 2018 и 2019 годах приказывал вывезти квадроцикл к дому Рожкова, где и как им пользовался начальник он не знает.

«Не выполнить распоряжения я не мог», – отметил он.

Также, по его словам, Рожков приказывал выделить снегоход в феврале 2019 года. В деле есть факт использования этого снегохода в агитпробеге в честь годовщины Курганской области. При этом Конюшок изменил свои показания на следствии о том, что эта техника «стояла на боевом дежурстве».

«Я имел в виду, что ее поставили на учет в ГИМС. На дежурстве квадроциклы и снегоходы не стояли, их использовали в профилактической работе с населением», - заявил он.

В суде по просьбе защиты был допрошен Евгений Колобынцев, главный специалист отдела по вопросам противодействия коррупции по Курганской области в системе МЧС. Его рапорт в июле 2020 года стал причиной служебной проверки использования техники Рожковым. В рапорте он сообщил, что установлено использование Рожковым специальной и спасательной техники МЧС не по назначению, в личных целях из корыстных побуждений. И это сорвало выполнение задач ГИМС по спасению людей.

«Раз квадроцикл стоял не в ГИМС – это незаконно», – пояснил он.

При этом Колобынцев признал, что в рапорте содержались его предположения и субъективные мнения, так как фактической информации о сути дела он не имел. Комиссия же, проверявшая факт вывоза мусора с дачи Рожкова КамАЗами, пришла к выводу о незаконности таких поездок и насчитала ущерб в 1 тыс. 350 руб. Председатель этой комиссии Константин Юровских, подписавший такое заключение, в суде сообщил, что он не готовил расчеты, не знает о том, что эти КамАЗы выполняли на законных основаниях коммерческие рейсы, и не может объяснить, почему в заключении комиссии нет ни одной ссылки на приказы или другие нормативные документы. Зато Сергей Самойлов, замначальника управления ГУ МЧС, составлявший такие расчеты и готовивший выводы проверки, сообщил, что именно он по документам и при осмотре машин установил нарушения в маршруте КамАЗов, нашел перепробег в 6 км и рассчитывал ущерб с учетом утвержденных расценок в 900 руб. за час эксплуатации машины.

«В бухгалтерии сказали, что денег за поездку Рожков не платил. Нужно было сначала заключить договор и оплатить, а потом брать машину», – пояснил он.

Объяснений с шоферов и бухгалтеров он не брал, о ситуации узнал со слов начальника подразделения, в котором были машины, никаких документов комиссия официально не запрашивала. То, что в выводах нет указаний, что и как нарушено со ссылками на документы, он объяснил так: «Ну не указал…»

Третий член этой комиссии – старший инженер ГУ МЧС Игорь Покатилов – также сообщил, что у комиссии «была задача рассчитать затраты за использование машин, а вопросы оплаты за ГСМ не стояли.

«Все разговоры были устными, объяснений ни у кого не взяли», - отметил он.

Олег Рожков дал показания по этому эпизоду, отметив, что он всегда платил за технику.

«В описываемый период я был в Москве, мой работник выдал 2 тыс. руб. водителю. А как провести эти деньги по документам – дело не мое. Еще раз: я рассчитался в полном объеме и даже больше», - заявил он.

Проверка, по его мнению, была проведена необъективно, факт оплаты или неоплаты вообще не проверялся, а выводы ее голословны.

По эпизоду «о неисправных роботах» в качестве свидетелей защиты в суде были допрошены также офицеры центрального аппарата МЧС Эдуард Саидов и Игорь Шкапо. Эдуард Саидов подтвердил, что 20 марта 2018 года направил письмо в административное управление МЧС РФ, где сообщалось в общем итоге, что принимать роботов в Кургане нельзя – контракт заключен с нарушениями, роботы не прошли опытную эксплуатацию. Последствия своего письма он не знает. Также он отказался комментировать решение замминистра Аксенова от 22 марта 2018 года – направить в Курган группу офицеров МЧС для помощи в приемке партии роботов без права участвовать в работе комиссии ГУ МЧС.

Игорь Шкапо, начальник отдела спасательных формирований МЧС РФ, сообщил, что его подчиненный Николай Аринахин ездил в Курган на приемку опытного образа в ноябре 2017 года, но образец не приняли. В ответ на просьбу Олега Рожкова в начале 2018 года прислать опытных специалистов для приемки исправленного образца, он решил поручить это самому Рожкову и подготовил об этом письмо в Курган за подписью замминистра Аксенова.

«В Кургане уже была комиссия, дополнительной не требовалось», – заявил он.

По его словам, «Рожков мог инициировать в МЧС РФ пополнение областной комиссии за счет экспертов, мог настоять на этом». Но признал, что это ничем не регламентировано. И поэтапная процедура приемки контракта ему неизвестна.

Заседание суда отложена на 12 апреля.

Автор: Павел Овсянников


Вы можете поделиться новостью в соцсетях или обсудить в комментариях →
Добавьте УралПолит.ру в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.